12 апреля понедельник
СЕЙЧАС +6°С

«Полное обездвиживание»: айтишник обратился в больницу с жалобой на боль в спине и стал инвалидом

После 30-минутной простой операции здоровый внешне житель Бердска стал лежачим больным

Поделиться

Раньше сибиряк очень любил активный отдых, но сейчас он не выдержит такие физические нагрузки

Раньше сибиряк очень любил активный отдых, но сейчас он не выдержит такие физические нагрузки

Поделиться

Житель Бердска стал инвалидом после получасовой операции на позвоночнике

Несколько лет назад Денис Попов обратился в больницу с жалобами на боли в спине. Ему сделали МРТ. Обследование показало, что причина недомоганий — грыжи в пояснице. Нейрохирург из ЦНМТ предложил Денису провести современную операцию — избавиться от грыжи с помощью электричества. Через неделю после лечения мужчину стали мучить страшные боли — гораздо сильнее, чем раньше. Денис перестал вставать, ему пришлось начать употреблять тяжелые обезболивающие препараты. Выяснилось, что в позвоночнике начался воспалительный процесс, в итоге это привело к инвалидности. Сейчас Денис Попов считает, что причина всех его бед кроется в действиях врачей, и пытается добиться проверки Росздравнадзора. Корреспондент НГС Александра Бруня выслушала историю пациента, ознакомилась с медицинскими документами и выяснила, почему в клинике категорически не согласны с обвинениями.

Беспокоил дискомфорт в пояснице

Проблемы со спиной у Дениса Попова начались в 2019 году — его периодически беспокоили боли в пояснице. У сибиряка сидячая работа в ИТ-сфере и достаточно высокий рост — почти два метра, что тоже сказывалось на позвоночнике.

— На самом деле, по сравнению с тем, что произошло, ничего делать-то и не надо было. Осенью 2019 года я решил заняться своей проблемой, обратился к неврологу. За месяц лечения на препаратах особых изменений не увидел. Дискомфорт оставался, были боли. Они периодически появлялись и проходили. Невролог посоветовал мне сходить на консультацию к нейрохирургам, — рассказывает мужчина.

Он выбрал клинику ЦНМТ и врача Евстафия Мелиди.

— Я обратился к специалисту с высокой квалификацией. Записался на прием. Сделал МРТ. Врач сказал, что ему всё понятно. Оказалось, у меня грыжи. Причем, как мне потом говорили, не надо было ничего с ними делать, люди и так спокойно живут. Но как-то получилось, что я легко поддался убеждению. Врач сказал: «Если что-то беспокоит, то давайте проведем радиочастотную нуклеопластику. Делается 20–30 минут. Мы вам операцию делаем, вы про всё забываете, и всё нормально будет». Сказали, что такие операции уже 20 лет делают, что раньше спортсменов оперировали. Никаких ограничений не накладывает, — вспоминает Денис Попов.

Сибиряк сдал необходимые анализы и пришел 20 января на процедуру.

Радиочастотная нуклеопластика — малоинвазивный метод лечения протрузий межпозвоночных дисков на ранних стадиях. Метод основан на воздействии высокочастотным электромагнитным полем на коллагеновые волокна ядра диска. После процедуры «выпячивание» межпозвоночного диска существенно уменьшается, снижается давление на нервные окончания и спинномозговой канал. Радиочастотная нуклеопластика проводится под местной анестезией. Подходит молодым пациентам, которым не показана объемная спинальная операция. Есть возможность одномоментного лечения нескольких протрузий. Уже через несколько часов пациент может идти домой. Ограничений в послеоперационном периоде практически нет (информация с сайта ЦНМТ).

После операции Денис не мог спокойно ходить. Сложности возникали даже с тем, чтобы взять на руки новорожденную дочку — не получилось

После операции Денис не мог спокойно ходить. Сложности возникали даже с тем, чтобы взять на руки новорожденную дочку — не получилось

Поделиться

«Я безоговорочно верил специалистам»

Операция прошла по плану — Денису ввели в спину две иглы и в течение 30 минут провели необходимые манипуляции. Через несколько часов он отправился домой.

— Действительно по ощущениям показалось, что всё хорошо. А 25 января у меня начались совершенно другого рода боли, с которыми я раньше не сталкивался. Сильнейшие прострелы, подламывающие. В спине стала возникать резкая боль, и в этот момент я просто падал на пол и кричал. Такой невыносимый спазм был. Полное обездвиживание. Я решил, что это последствия операции. Рассказал нейрохирургу. На что получил ответ, что в редких случаях он такое наблюдал. Предложил лечить это эпидуральными блокадами. Большая игла вводилась в копчик. И еще мне выписывали дополнительно разные обезболивающие. Я безоговорочно верил специалистам.

Согласно медицинской карте, Денису провели всего две блокады, но мужчина утверждает, что их было намного больше.

— Вообще эффект от них должен держаться несколько недель. Уколы отключают нервную систему в том месте, куда их вводят. Мне становилось лучше на день-полтора. Потом ситуация ухудшалась. Приступы становились сильнее и дольше. Если сначала они были всего несколько минут, то потом становились всё дольше и дольше. А у меня как раз ребенок второй родился 2 января. Я даже не мог ее на руки брать. Когда появились такие проблемы, то детей сразу увезли к родителям, чтобы не травмировать их психику.

Денис остался под присмотром сестры и стал фактически лежачим пациентом.

— Я раньше был знаком с болью — и кости ломал, и связки рвал, но это просто несопоставимые ощущения. Было очень страшно. Кроме обезболивающих уже и «Трамадол» подключили. Рецепт нам дали, но мы его не догадались сфотографировать. Мозг плохо работал в это время. Купили «Трамадол» — ставили его каждые 4 часа. Это была максимальная доза. Спазм доходил до 50 минут непрерывной боли и сокращения мышц. Я мог просто начать злиться, и это вызывало спазм. Очень легкая провокация была у этих болей. Потом все родные начали понимать, что это не может быть простым защемлением, про которое говорили в ЦНМТ. Тогда мы стали обзванивать клиники.

«Трамадол» — психотропный опиоидный анальгетик, относится к группе частичных агонистов опиоидных рецепторов. Обладает сильной анальгезирующей активностью, дает быстрый и длительный эффект. Назначается при сильнейших болях. При этом уступает по активности морфину при одинаковых дозах. Приравнен к наркотическим средствам. Препарат строгого учета. В аптеке выдают препарат, но при этом забирают рецепт и вносят в специальный журнал.

Родственники Дениса дозвонились до клиники «РЖД-Медицина». Врачи посоветовали начать принимать антибиотики и пройти МРТ. На антибактериальных препаратах ему стало лучше, но 19 февраля Дениса госпитализировали.

— А в медкарте ЦНМТ написано, что я к ним приходил на прием 20 февраля — там появились и рекомендации об МРТ и прохождении анализов крови. Но как я мог быть на приеме, если я был госпитализирован в РЖД-клинику и даже встать не мог? (Все медицинские карты имеются в распоряжении редакции НГС. — Прим. ред.). Мне поставили диагноз — спондилодисцит, воспаление в позвоночнике из-за бактерий. Я хотел узнать, какая именно у меня инфекция. Мне сказали, что если проводить пункцию (чтобы определить бактерию), то могут при разрезе перенести воспалительный процесс в другие отделы позвоночника. Что по мировой практике — это достаточно высокий риск такого осложнения. Врачи сказали, что за мной наблюдают и при ухудшении они, конечно, сделают это. В итоге решили обойтись без процедуры.

Спустя шесть дней в стационаре Дениса Попова решили снимать с обезболивания «Трамадолом».

— Сказали, что борьба с воспалением — это долгий процесс, но ходить я буду почти без ограничений. Мне показалось, что полгода — это какие-то сумасшедшие сроки. А в чем заключается окончательное выздоровление? Те диски, которые съели бактерии, должны восстановиться. А это может занять годы. Сейчас я продолжаю амбулаторное лечение — обезболивающие, антибиотики пил с февраля и до конца августа. На самом деле при воспалительных процессах в костях такой срок обычен. Когда попал домой, то ко мне ходили врачи городской поликлиники по факту фиксировать, что я дома и мне требуются препараты — выписывали рецепты. С июля я начал передвигаться в корсете и с костылями. И даже стал ходить в поликлинику. И когда пришло время, мне установили третью группу инвалидности.

Сейчас бердчанин может ходить только в жестком корсете. Он работает преимущественно из дома и постепенно восстанавливает свое здоровье. Раньше Денис очень любил ходить в походы, в том числе в горы, но теперь об активном отдыхе и спорте ему пришлось забыть.

Врачи предупредили, что на восстановление могут уйти годы

Врачи предупредили, что на восстановление могут уйти годы

Поделиться

Позиция клиники

В ЦНМТ не согласны с версией пациента. Специалисты рассказали, что Денис Попов пришел за помощью с уже достаточно серьезными болями, онемениями и прострелами в обе ноги.

— С конца 2019 года болевой синдром прогрессировал по интенсивности и частоте, усиливаясь при физической и статической нагрузках, а также при длительной безостановочной ходьбе. По результатам осмотра, имеющегося анамнеза, представленных документов, с учетом дополнительных методов обследования врачом был выставлен диагноз: дорсопатия поясничного отдела позвоночника, затянувшееся обострение, протрузии дисков Л4-5, Л3-4, синдром люмбишиалгии слева, статико-динамические нарушения, хронический болевой синдром, — перечисляют в клинике диагнозы.

Врач, чтобы не проводить полноценную открытую операцию, предложил пациенту радиочастотную нуклеопластику.

— Оперативное малоинвазивное вмешательство, согласно операционному протоколу, было выполнено под местной анестезией под рентген-контролем в планируемом объеме в течение одного часа, без осложнений со стороны анестезии и техники выполнения процедуры.

На вопрос: «Почему после процедуры у пациента усилились боли?», в клинике ответили, что «это не соответствует фактам».

— По данным медицинской документации, в постоперационном периоде неврологического дефицита у пациента не наблюдалось, геморрагических, инфекционных осложнений не отмечено. На момент выписки спустя 5–6 часов контрольного наблюдения после проведенного оперативного лечения состояние пациента оставалось стабильно удовлетворительным, болевой синдром в поясничном отделе позвоночника и левой ноге существенно регрессировал, чувствительных нарушений не отмечено без дополнительного неврологического дефицита.

Странности вокруг «Трамадола»

Денис Попов утверждает, что сильнодействующий препарат, который помог ему хоть как-то справиться с болями, выписал врач-нейрохирург Евстафий Мелиди. Рецепт семья не сфотографировала, но данные должны сохраниться в аптеке.

В клинике утверждают, что рецепт на «Трамадол» не выписывался.

— От «ЦПМ» (юридическое название клиники ЦНМТ. — Прим. ред.) данный препарат не назначался, — говорится в официальном ответе.

Корреспондент НГС обратилась с официальным запросом в аптеку «Озерки», которая продала Денису Попову сильнодействующий препарат со строгими правилами отпуска. Также редакция НГС обратилась с вопросом в ГУ МВД по Новосибирской области по данному факту, так как препарат является опиоидным анальгетиком.

«Врачебная комиссия отклонений в оказании медпомощи не нашла»

В ЦНМТ утверждают, что Денису Попову провели две блокады, а на следующие процедуры он просто не явился. По поводу спондилодисцита в клинике уже провели врачебную комиссию. На основании документов врачи не выявили гнойной формы заболевания.

— Единственным специфическим методом, 100% доказывающим диагноз спондилодисцита, в настоящее время является пункция и биопсия материалов заинтересованного диска с последующей бактериоскопией. Пациенту указанные исследования проведены не были. Согласно рекомендациям Американского общества по инфекционным болезням по диагностике и лечению спондилитов от 2017 года и Проекту национальных клинических рекомендаций по инфекционным поражениям позвоночника ассоциации хирургов-вертебрологов, нейрохирургов России от 2019 года, для постановки диагноза необходимо двухкратное бактериологическое исследование (бакпосев) крови, что также не было проведено у данного пациента, — указывают в клинике на недочеты.

С тем, что именно действия врачей ЦНМТ довели Дениса до инвалидности, в клинике категорически не согласны.

— Проведена оценка качества предоставленной медицинской помощи пациенту Попову Д. Ю. Врачебная комиссия пришла к выводу, что отклонений от порядков оказания медицинской помощи пациенту и нарушений медицинских стандартов не было, медицинская помощь выполнена по показаниям, в полном объеме, действия врачей соответствовали общепринятому стандарту и клиническим рекомендациям, применяемым при предоставлении медицинских услуг. Консультации и лечение осуществляли штатные врачи-нейрохирурги, имеющие сертификат, подтверждающий право на осуществление данного вида деятельности и многолетний опыт практической работы. Врачебной комиссией не установлена причинно-следственная связь между проведенным лечением в «ЦПМ» и ухудшением самочувствия пациента.

Во время подготовки материала специалисты клиники ЦНМТ в ответ на запрос корреспондента НГС подробно ответили на все вопросы, но перед публикацией решили отозвать свои комментарии. Но закон о СМИ не предполагает отзыв комментариев.

Росздравнадзор отказался проводить проверку

Денис Попов вместе со своим адвокатом Юлией Казанцевой обратились в Росздравнадзор Новосибирской области с просьбой провести оценку качества оказания медицинской помощи. Мужчина хочет, чтобы в ЦНМТ признали, что совершили ошибку.

В Росздравнадзоре сначала попросили Дениса Попова обратиться в Роспотребнадзор, затем в Минздрав Новосибирской области, но в итоге все-таки ответили:

— По результатам предварительной проверки признаков нарушения нормативных правовых актов, регулирующих оказание медицинской помощи, не выявлено, соответственно, в настоящий момент у Территориального органа Росздравнадзора по Новосибирской области отсутствуют основания для проведения контрольно-надзорных мероприятий, — говорится в ответе ведомства.

Медицинский адвокат Юлия Казанцева не согласна с отказом Росздравнадзора.

Редакция направила запрос в Росздравнадзор Новосибирской области, а также в прокуратуру, с просьбой оценить действия ведомства.

В середине октября прошлого года НГС рассказывал другую историю: сын 85-летней сибирячки Людмилы Дударевой больше трех лет пытался доказать, что его мать умерла по вине врачей областной больницы и скорой помощи. Женщина поступила в больницу с острой болью из-за тромбоза и умерла на следующий день после операции. Корреспондент НГС Илья Калинин поговорил со всеми сторонами, чтобы понять, как умерла пожилая женщина и есть ли тут вина врачей.

оцените материал

  • ЛАЙК12
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ4
  • ГНЕВ70
  • ПЕЧАЛЬ20

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...