21 января четверг
СЕЙЧАС -12°С
Фото пользователя

Владимир Алабугин

Замдиректора управляющей компании
Фото пользователя

Владимир Алабугин

Замдиректора управляющей компании

«Либо в гроб, либо в больницу»: новосибирец рассказал, как лечился в инфекционке и что там происходит

Владимир Алабугин приехал в больницу своим ходом с 50% поражения легких

Поделиться

Владимир Алабугин не смог вылечиться от коронавируса дома. Когда он начал задыхаться, поехал в первую инфекционную больницу своим ходом

Владимир Алабугин не смог вылечиться от коронавируса дома. Когда он начал задыхаться, поехал в первую инфекционную больницу своим ходом

Поделиться

После коронавируса новосибирец обнаружил проблемы с сердцем

Больных коронавирусом в Новосибирске стало так много, что только самых тяжелых забирают в госпитали и больницы. Одним из тех, кто не смог вылечиться дома, стал Владимир Алабугин. Он не стал ждать скорую — родные привезли его в первую инфекционную больницу сами. Мужчина задыхался, температура доходила до 41 градуса. Когда в больнице сделали рентген, он показал более 50% поражения легких. Владимир Алабугин провел в инфекционке 15 дней и рассказал, что увидел. Далее — от первого лица.

Первое недомогание я почувствовал 18 октября и не сразу придал этому значение. Недомогание и недомогание. К этому времени у нас в коллективе уже очень много людей болело. У кого-то была пневмония, кому-то поставили официальный диагноз «коронавирус».

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

21 октября у нас с супругой пропало обоняние, и мы начали пить противовирусные. 23 октября у меня стала подниматься температура. Плюсом к «Колдакту» мы начали пить «Азитромицин» и стали вызывать врача. Он не приходил. Нам перезвонили, сказали, что врач не придет, и проконсультировали по телефону. Сказали, что все делаем правильно и температуру можно сбивать — только не «Аспирином», а «Парацетамолом». Потом другой врач посоветовал добавить к «Парацетамолу» полтаблетки «Аспирина» для разжижения крови.

Температура доходила до 39,5 и даже до 41 и сбивалась на час-полтора. 2–3 ноября я уже перестал спать. Начал задыхаться. Был в очень тяжелом состоянии.

Родные отвезли меня в первую инфекционку. Конечно, просто так людей туда не берут. Я туда буквально дополз, и я просто физически оттуда уехать не смог бы. Я понимал, что это в один конец дорога — либо в могилу, либо в больницу. И врачи это увидели.

Кашель не прекращался, сатурация — 90. У меня взяли мазок и сделали рентген — поражение легких более 50%, поставили диагноз — «двусторонняя полисегментарная пневмония тяжелой степени тяжести». Как потом уточнили — было потемнение примерно двух третей легких.

Первые два дня у меня был сильный кашель, и от меня все отделение шарахалось, потому что тяжелых там побаиваются. Я потом понаблюдал, что там происходило с тяжелыми больными, и понял, почему от меня шарахались.

У нас был один дядечка — не кашлял, вроде все было нормально, а через полтора дня сорвал с себя кислородную трубку и начал задыхаться. Ни давления, ни пульса. Его прямо в отделении, в общей палате часа полтора откачивали. Была хорошая мальчуковая смена, прибежали на помощь трое человек из реанимации. Я мимо проходил — они там прямо на полу его на себе крутили, пока помощи ждали, там реально акробатика с умирающим. Он отключается — они его заводят прямо там… Носились с ускорением и топотом по коридору, тащили аппаратуру и кислород. Ребята прямо герои. С того света человека вытащили. Потом вставили в горло трубки — интубировали прямо в палате и унесли в реанимацию. Соседи по его палате были в шоке, сказали, что в их палате уже второго человека подряд уносят в реанимацию. Чуть позже сообщили, что до реанимации донесли живого. Но сна в эту ночь не было ни у кого. Утром врач на обходе сказала, что он жив, его стабилизировали.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

Каждый день кого-то уносили в реанимацию — конечно, это было очень тяжело наблюдать. Сосед по моей палате заехал, на следующий день в соседнее отделение привезли его супругу. И она еще через день попала на ИВЛ — в реанимацию на четыре дня. Им по 65 лет, он вроде держится, вида не показывает, а мы по нему считываем, что человек места себе не находит… Вслух ободряем его, пытаемся поддержать, а про себя за него с супругой переживаем и молимся.

Когда кто-то выписывался, надеемся: хоть бы новый сосед не был тяжелый. Натерпишься, насмотришься. Там по коридору капельницы, аппаратура, там такая беготня, когда эти кризисы. Одна бабулька в кризис ушла на второй-третий день в больнице, и женщины наши на ватных ногах потом ходили. Но они все равно как будто полегче переносят коронавирус — в основном в реанимацию уносили мужчин. Пока я там лежал, это было четверо мужчин и две женщины. При мне никто вроде не умер.

У меня сразу же пошли уколы и капельницы, и температура на второй день ушла, на третий день — ушел кашель. Вообще они там молодцы. Где-то с шести утра начинают с замеров температуры, и весь день: уколы, таблетки, кровь, анализы, мазки, капельницы — и до вечера. Уход там отличный. Врачи — большие умницы, им желаю сил и терпения, потому что народ разный, сложный — и непослушный, и капризный.

Со мной лежал офицер спецназа, был в отделении даже футбольный тренер, и в соседней палате ребята нормальные, ведут здоровый образ жизни. Вроде как должен быть хороший иммунитет, но все оказались в больнице.

Я пролежал там 15 дней. В выписке стоит, что я прошел не два, а три курса антибиотиков. 18 ноября я выписался после двух отрицательных тестов на коронавирус. При мне уже стали выписывать по итогам одного отрицательного теста.

Супруга тоже переболела, но она перенесла легче, а у ребенка всего день-два была температура.

Теперь у меня проблемы с сердцем. ЭКГ показало гипертрофию левого желудочка — видимо, где-то сердце не смогло прокачать кровь или давление сильно скакало. Сильно еще не разбирался, не успел. Я делал кардиограмму в августе, и всё было отлично. Так что это последствие коронавируса. Появилась одышка после небольших нагрузок, кашель. Мне запретили нагрузки, назначили кучу лекарств, курс реабилитации. Сказали, что со временем все пройдет и я вернусь к нормальной жизни.

От редакции. Когда пандемия коронавируса только пришла в Новосибирск, мы побывали в первой инфекционной больнице и посмотрели, как там всё устроено.

Этой осенью нагрузка на больницы стала возрастать. Сибирячка Мария Сопотько провела в 11-м госпитале 18 дней и показала фотографии изнутри.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

оцените материал

  • ЛАЙК44
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ7
  • ПЕЧАЛЬ14

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...