29 июля четверг
СЕЙЧАС +17°С

Россия на свалке. В центре Новосибирска терпит бедствие старинный квартал — до разрухи никому нет дела

Горы мусора начинаются сразу за мультимедиа-парком «Россия — моя история» за полмиллиарда

Поделиться

До отреставрированного здания музея с чистой, убранной территорией и аккуратным забором рукой подать. А вот то, что творится за забором, с площадки перед музеем не видно. Зато бардак и ветшающие здания видно жителям немногочисленных пятиэтажек

До отреставрированного здания музея с чистой, убранной территорией и аккуратным забором рукой подать. А вот то, что творится за забором, с площадки перед музеем не видно. Зато бардак и ветшающие здания видно жителям немногочисленных пятиэтажек

Поделиться

Возле мультимедиа-парка «Россия — моя история» выросла свалка

Территория Военного городка недалеко от ТЦ «Аура» могла бы стать идеальным «новосибирским Арбатом» с огромной пешеходной зоной и историческими зданиями, с которых начинался город. Или превратиться в парк-музей с сетью разветвленных туристических маршрутов, тем более планы на всё это у властей имеются. Или имелись — сейчас толком не разберешь, ведь проблемы сохранения памятников и реновации территории упираются в Министерство обороны, которое и владеет «золотой» землей возле центра. И расставаться, судя по всему, не спешит. Последние новости с территории Военного городка — в апреле мэрия расторгла договор с компанией, планировавшей расселить три аварийных барака на улице Тополёвой. В ожидании перемен военные казармы, штабы и другие столетние здания стремительно разрушаются, а их частыми обитателями становятся бездомные и закладочники. Показываем, как выглядит сейчас территория и дома, которые могут не дождаться реставрации.

Как Военный городок, который планировал посетить Путин, оказался заброшенным

Военный городок в районе улицы Тополёвой и Василия Старощука начал стремительно ветшать примерно с 2005–2010 годов — после того, как военные покинули казармы и штабы и переместились в район Шилово. Второе дыхание территории, на которой есть кирпичные дома со 100-летней историей, должен был придать музей-парк с громким названием «Россия — моя история».

Планы были более чем амбициозные — музей планировали сделать точной копией музея на ВДНХ. На реставрацию одного из зданий военного корпуса (гарнизонный Дом офицеров) и превращение его в мультимедиа-парк выделили 537 миллионов рублей. Более 80% суммы обеспечил бюджет Новосибирской области, еще 100 миллионов — «Газпром».

Современный музей, рассказывающий об истории России от Рюриковичей до наших дней, обосновался в старинном здании с вековой историей. Внутри нет привычных экспонатов, зато есть сенсорные экраны, проекторы и панорамный кинотеатр

Современный музей, рассказывающий об истории России от Рюриковичей до наших дней, обосновался в старинном здании с вековой историей. Внутри нет привычных экспонатов, зато есть сенсорные экраны, проекторы и панорамный кинотеатр

Поделиться

Открытие было намечено на ноябрь 2017 года, и на него планировал приехать даже президент Владимир Путин. То, что нельзя было привести в порядок — а это несколько десятков ветшающих казарм и штабов, огородили забором. Впрочем, даже заселенные строения производили крайне угнетающее впечатление, поэтому за несколько дней до запланированного приезда главы государства жителей одного из общежитий Военного городка обязали помыть окна и избавиться от москитных сеток.

— В связи с открытием музея убедительно просим привести в порядок окна общежития! Помыть стекла, снять солнцезащитные пленки, москитные сетки и прочее. В противном случае окна будут завешены баннерами, — говорилось в объявлении.

Такое сообщение увидели жители общежития <nobr class="_">№ 3</nobr> в октябре 2017 года 

Такое сообщение увидели жители общежития № 3 в октябре 2017 года 

Поделиться

Как объясняли тогда жители, требования были невыполнимы — часть старых деревянных окон трехэтажного общежития забиты наглухо, поэтому помыть их снаружи невозможно, а другая часть окон с большими щелями была затянута полиэтиленовой пленкой из-за сквозняков.

В управляющей компании от объявления открестились, а вскоре оно и вовсе исчезло из подъезда. Впрочем, и приезд президента в Новосибирск не состоялся — музей за полмиллиарда открылся без него.

Спустя четыре года после этих событий мультимедийный парк — едва ли не единственное функционирующее здание, появившееся здесь за последнее время. Есть еще региональный центр фехтования Станислава Позднякова, однако расположен он ближе к улице Бориса Богаткова, на противоположной стороне от умирающих военных зданий.

При этом территория за «Аурой» — лакомый кусочек для многих застройщиков. Местные жители городка опасаются, что с приходом строительных компаний островок истории в центре Новосибирска может окончательно исчезнуть. Такие же опасения есть, видимо, и у местных властей, поэтому два года назад мэр Анатолий Локоть обратился к федералам. Он попросил у федеральной компании ДОМ.РФ помощи в передаче городу территории военного городка на улице Тополёвой. Этому обращению предшествовали попытки города достучаться до Министерства обороны, которое и владеет заброшенным участком с кирпичными казармами.

— Мы много раз обращались к Министерству обороны с тем, чтобы передали земли военного городка в муниципальную собственность, военных объектов на большей части территории нет. У нас не всё здесь получилось, мы получали отказы. Мы усвоили, что нам надо говорить не с Министерством обороны, а с другой организацией. Мы готовы вести разговор, мы готовы взаимодействовать с тем, чтобы были учтены интересы города, — говорил тогда мэр.

Слова Анатолия Локтя тогда на круглом столе представитель ДОМ.РФ никак не прокомментировал.

Как выглядят военные казармы после того, как их оставили офицеры

Ничего не происходит на территории городка и сейчас. Кирпичные строения продолжают разрушаться, а оживление здесь наступает тогда, когда в темное время суток приезжает очередной грузовик, чтобы привезти очередную порцию мусора. Об этом нам рассказал местный житель Алексей, показавший ту часть Военного городка, которая не видна прохожим, посещающим музей «Россия — моя история», и скрыта за аккуратным зеленым забором.

Бывшие казармы, штабы и офицерские дома сейчас утопают в мусоре. Как вспоминает мужчина, проживающий в городке с 90-х годов, ситуация стала ухудшаться в начале нулевых. Военные спешно покинули комплекс зданий, оставив после себя горы одежды и инструмента. За сокровищами потянулись мародеры и бездомные. Сейчас эта одежда гниет в окружении грязного снега в одном из разваленных корпусов.

Справа — действующее здание госпиталя. Одно из немногих строений, которое всё еще функционирует. Но из-за мусора оно производит ощущение давно заброшенного

Справа — действующее здание госпиталя. Одно из немногих строений, которое всё еще функционирует. Но из-за мусора оно производит ощущение давно заброшенного

Поделиться

Сразу за госпиталем начинаются пятиэтажки, жители которых пытаются как могут справиться с постоянно появляющимся мусором и свалкой под их окнами

Сразу за госпиталем начинаются пятиэтажки, жители которых пытаются как могут справиться с постоянно появляющимся мусором и свалкой под их окнами

Поделиться

— Где-то с 2010-го военных постепенно выводили отсюда. Одну часть выведут, вторую. И так помаленьку не осталось почти ничего. Всё бросалось так, с собой ничего не забиралось. Вот результат, — показывает он на гору советских валенок — следов пребывания военных в этом месте.

То немногое, что действует на территории Военного городка сейчас

То немногое, что действует на территории Военного городка сейчас

Поделиться

После этого вещи неоднократно горели, а площадка рядом с развалившимся корпусом и гниющими валенками начала наполняться свежим мусором. Однажды в прошлом году Алексей видел, как сюда ночью подъезжал грузовик и скидывал мусор. Отходы в мешках с названием строительной фирмы валяются здесь и сейчас. Выгрузили их, судя по всему, у старинных казарм совсем недавно.

— А что, забор бахнули два метра, и всё, — показывает Алексей на забор возле музея. — Отгородились забором, чтобы ничего этого не видеть. Вот музей, там дальше прокуратура расположена, тоже, считай, рядом, а толку? Будто ничего этого нет. Бесполезно.

Кладбище оставленных военными валенок и других вещей. Здесь ночуют бездомные, играют дети и вовсю рыщут закладочники (одного из них мы спугнули, когда делали этот репортаж)

Кладбище оставленных военными валенок и других вещей. Здесь ночуют бездомные, играют дети и вовсю рыщут закладочники (одного из них мы спугнули, когда делали этот репортаж)

Поделиться

Сам он, с его слов, несколько раз обращался в мэрию, правительство и даже писал президенту.

— Спускают ниже, к нашим, получается, а в ответ приходят стандартные отписки. А Минобороны на контакт не идет. Я и депутату местному писал, и Локтю — ничего не меняется, — машет он рукой.

Алексей говорит, что отношения к военным не имеет, живет в пятиэтажке на территории Военного городка с 90-х. Помнит, как в его подъезде жили «генералы какие-то». Тогда обстановка в микрорайоне была, по словам мужчины, куда лучше — здания функционировали, казармы заселяли офицеры.

Мусор у заброшенных строений появляется регулярно и в больших количествах 

Мусор у заброшенных строений появляется регулярно и в больших количествах 

Поделиться

Сейчас жители пятиэтажек, в одной из которых живет Алексей, пытаются облагородить детские площадки и территорию у подъездов. Недавно тут провели субботник, правда, мешки с мусором возле контейнеров так никто и не вывез. Уборка затронула даже гаражи, которых у пятиэтажек немало. Возле боксов чисто, сразу за ними начинается территория заброшек с теми самыми оставленными военными валенками, строительным мусором и даже выброшенным кем-то мебелью. Участок-свалка постепенно прирастает в размерах и совсем скоро может зайти на территорию домов.

Такой вид открывается из окон жилых домов

Такой вид открывается из окон жилых домов

Поделиться

— Все что-то пытаются, то Бродвей, то Арбат, — насмешливо говорит Алексей. — Идей-то масса была, но о каких идеях можно говорить, если даже элементарно дороги не могут в порядок привести? Пыль и грязь вон какая.

Что думают о свалке по соседству жители Тополёвой


У ближайших к территории Военного городка домов на улице Тополёвой чистота и порядок. Недавно здесь провели субботник, но активные пенсионеры продолжают копаться на участках перед своими столетними домами и сейчас. Все они на вопрос корреспондента НГС о том, каково им жить по соседству с заброшенными казармами и разрастающимися горами мусора, отвечают, что просто стараются там не гулять.

— А зачем? — спрашивает пенсионер с граблями. — Там собаки собираются, мусор, зачем я туда ходить буду? Мы вот у себя убираем всё, чистим. А туда я даже не заглядываю.

Аккуратная площадка перед домами на улице Тополёвой. Возраст этих трехэтажных домиков — около <nobr class="_">108–112 лет</nobr>. Они признаны памятниками истории регионального значения

Аккуратная площадка перед домами на улице Тополёвой. Возраст этих трехэтажных домиков — около 108–112 лет. Они признаны памятниками истории регионального значения

Поделиться

Воспоминания того времени сохранены на кирпичиках домов — вот Андрей оставлял потомкам послание в те времена, когда еще использовалась буква «ять»

Воспоминания того времени сохранены на кирпичиках домов — вот Андрей оставлял потомкам послание в те времена, когда еще использовалась буква «ять»

Поделиться

Еще один памятник истории по соседству с жилыми домами — батальонная казарма <nobr class="_">№ 3</nobr>

Еще один памятник истории по соседству с жилыми домами — батальонная казарма № 3

Поделиться

Ностальгирующих по славным годам Военного городка удалось встретить на улице Ядринцевский Конный спуск рядом с домом на Тополёвой, 19. Пенсионерки Вера Сидоровна и Лариса Карповна жалуются на пыль и грязь вдоль дорог, отсутствие транспорта, но признаются, что свои дома, построенные еще в начале XX века, покидать не готовы: «У нас здесь тихо, а стены — шириной в метр».

— Вообще я работала в войсковой части там до того, как ушла на ТЭЦ. Я редактором была, у нас часть была специализированная — редакция спецпропаганды, — показывает Лариса Карповна в сторону заброшенных зданий. — Всё функционировало, ремонт был — первый, второй этажи. А сейчас всё разбито, окна выколочены, ну жалко просто. Думаю, ну елки-палки, люди сто лет назад строили, а мы в наше время сохранить ничего не можем. Ну неужели у нас нет меценатов, богатых людей, которые бы взяли эти здания...

— Да и городу бы это так помогло, — говорит Вера Сидоровна. — Это же история наша.

А вот здание, судя по всему, без статуса памятника. Окон нет, как и части перекрытий

А вот здание, судя по всему, без статуса памятника. Окон нет, как и части перекрытий

Поделиться

Внутри — полная безнадега

Внутри — полная безнадега

Поделиться

Лариса Карповна говорит, что помнит этот район другим — аккуратным и заселенным.

— Помню баню, на которой уже крыши нет. Хожу мимо — сердце кровью обливается. Помню, что в среду был женский день, мы семьей ходили туда мыться. Я ведь больше 50 лет тут живу. А вот в этом здании у магазина я работала 18 лет. Вначале было сокращение, потом всё расформировали вообще. Я в 2002-м была сокращена, потом они еще года три просуществовали, и всё.

Баня, про которую говорит Лариса Карповна, производит сейчас крайне печальное впечатление

Баня, про которую говорит Лариса Карповна, производит сейчас крайне печальное впечатление

Поделиться

Дом, где живет одна из пенсионерок, был построен, как и другие здания городка, примерно в <nobr class="_">1913 году</nobr>. Пристройка сверху появилась спустя несколько десятков лет. «Уплотняли народ», — объясняет Вера Сидоровна

Дом, где живет одна из пенсионерок, был построен, как и другие здания городка, примерно в 1913 году. Пристройка сверху появилась спустя несколько десятков лет. «Уплотняли народ», — объясняет Вера Сидоровна

Поделиться

Она показывает на дорогу вдоль домов, на которой клубится пыль. Говорит, что раньше здесь была брусчатка, а там, ниже по Ядринцевскому Конному спуску, стояли бараки строителей, которые и возвели городок:

— Я ведь помню, как еще Каменку под асфальт не убрали. А в эту школу, она теперь коррекционная, мы в детстве ходили. А видели, как плац зарос? Мы ведь еще помним, как там солдаты строевой занимались.

Бесконечные заборы и ограждения — вот что представляет собой большая часть Военного корпуса

Бесконечные заборы и ограждения — вот что представляет собой большая часть Военного корпуса

Поделиться

Там, где заборов нет, новосибирцам открывается такая картина 

Там, где заборов нет, новосибирцам открывается такая картина 

Поделиться

Однако Лариса Карповна верит, что в городке ситуация еще может поменяться. Она говорит, что недавно здесь «разбомбили» стадион СКА и вывезли оттуда инструмент.

— Наверное, скоро работы начнутся, значит, территория будет более-менее облагорожена, — замечает с улыбкой она.

Пока же на памяти женщины — старожила этих мест городок только постепенно умирал, а преображение Дома офицеров — одного из зданий заброшенного комплекса — ситуацию никак не исправило.

В 2019 году мы уже устраивали прогулку по старинным казармам и солдатским баням городка. Территория встретила нас полузаброшенными ангарами, дворнягами и разбросанными всюду гильзами.

А здесь можно почитать наш репортаж из мультимедиа-музея накануне его открытия (и даже посмотреть видео).

Прошлым летом мы прогулялись по территории с 30 заброшенными зданиями завода. Совсем скоро здесь вырастут элитные высотки, а следы советского заводского прошлого окончательно исчезнут.

оцените материал

  • ЛАЙК7
  • СМЕХ3
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ22
  • ПЕЧАЛЬ18

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Новосибирске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...